Главная \ Рецензии. Критика. \ Н. Дубовицкий. Ответ на рецензию А.Н. Акиньшина «Два зарубежных некрополя»

Н. Дубовицкий. Ответ на рецензию А.Н. Акиньшина «Два зарубежных некрополя»

Николай Дубовицкий


Ответ на рецензию А.Н. Акиньшина «Два зарубежных некрополя»

Случайно в интернете заметил строку из своего Справочника-путеводителя по русскому кладбищу в Висбадене. Кому-то понадобилось меня цитировать. Удивился. Открыл сайт, и не поверил своим глазам. Не известный мне профессор А.Н. Акиньшин из Воронежа сочинил рецензию под названием «Два зарубежных некрополя» и заполнил этим произведением весь доступный ему интернет, используя сайт московского издательства «Старая Басманная».

***

Статья профессора состоит из двух частей:

первая часть о Русском православном кладбище в Берлине СПб 2009 Красюкова Р.Г.,

вторая часть о русском православном кладбище в Висбадене «Русский некрополь в Висбадене. Петербург-Висбаден-Нероберг» Издательство Санкт-Петербург. Алетейа 2010. автор-составитель Н. А. Дубовицкий.

Первая половина о Берлинском кладбище короткая и хвалебная. Помните как у Маяковского: Крошка сын к отцу пришёл, и спросила кроха: что такое хорошо и что такое плохо? В нашем случае «хорошо», то есть всё очень хорошо, в Берлинском издании и всё «плохо», и даже очень плохо в Висбаденском.

В произведении профессора, неподражаемые эпитеты, и изречения, в которых он преступает обычные нормы общения, и допускает недопустимые выражения в адрес висбаденского автора и издательства Алетейа. И не только. Он делает замечание отцам Русской Православной Церкви за рубежом, одобрившим справочник на Епархиальном совете, сомневается в знаниях автора справочника, указывает издательству Алетейа как надо и не надо делать книги и умудряется мимоходом задеть ещё казахстанских акынов. Вот такой широкий диапазон. И распространяет через интернет свои недостоверные сведения порочащие автора. Профессор не задумывается даже о том, что его произведение, по мнению юристов, относится к жанру Диффамации, с последующими результатами. Он сочиняет так, будто речь идёт не о достойных россиянах по разным причинам и в разные времена, покинувших родину, и нашедших свой последний приют в Висбадене, на горе Нероберг, рядом с Русской Православной Церковью святой Елизаветы, а о советском ширпотребе сталинских времён. Не упомянув, что это первый Справочник за 150 лет существования кладбища и не заметив, что автор занимался историей кладбища более десяти лет.

За эти годы я изучал не только советские, но и немецкие, и российские дореволюционные источники: энциклопедии, путеводители, периодическую печать за все годы существования кладбища. Встречался с родственниками, с потомками, изучал Кладбищенский регистр. Много раз бывал и продолжаю бывать на кладбище. Фотографировал, обращался в местные архивы, и в библиотеки. Недостающую литературу выписываю по абонементу, посещаю Русский клуб во Франкфурте на Майне, где встречаюсь с потомками и родственниками. Имею с родственниками и потомками переписку. Для уточнения изречений в эпитафиях перечитал целенаправленно Святое Писание.

Профессор при составлении своего критического сочинения пользовался моей книгой. Кладбища он не видел. Для серьёзной рецензий сведений у профессора прямо скажем маловато.

***

 Профессора волнуют опечатки. И он ставит их на первое место в своих обвинениях. Опечатки бывают в любых печатных работах, и они имеются даже в критической статье профессора из Воронежа, я их приведу ниже.

Опечатки в справочнике «Русский некрополь в Висбадене» были вовремя замечены и, как водится, вложены на отдельном листочке в каждый справочник. Четыре опечатки, которые видны и понятны любому школьнику. Стоило ли профессору так остро реагировать на них!?

Стр.38 Варвара. Напечатано 1977 следует читать 1877г. На памятнике только имя, Варвара без фамилии. Это детское погребение.

Стр. 111 Нолькен Мария. Напечатано 1996, следует читать 1896

Стр. 159 Урусов напечатано 6/28 следует читать 16/28

Стр. 176 Отто Шеппинг напечатано 6/02 следует читать 13/01

Почему-то профессор нарекает Шеппига Оттоном. По имеющимся данным, в том числе и в Пушкинской энциклопедии он Отто Шеппинг.

Испытанный метод критиков: придумать у недруга несуществующие или малозначительные ошибки и критиковать их. Он пишет: «Складывается впечатление, что автору тесно в рамках описания могил и его тянет в биографистику» К чему эти профессорские размышления? На какого читателя они рассчитаны? Это критическая статья по Справочнику? Или претензии к автору? Вот такое складывается впечатление. Как говорят юристы: это распространение через Интернет недостоверных и порочащих честь сведений! По ходу чтения произведения профессора Акиньшина найдутся дополнения к этой теме.

«В описании кладбища масса не нужных сведений и нет необходимого»

Кому не нужных? Если профессору они кажутся не нужными, то пропустите их, не читайте. Я считаю биографические сведения об усопших нужными и необходимыми, и посетители кладбища хотят знать о похороненных больше, чем короткая эпитафия на памятнике или на кресте. И не только о похороненных, но и о родственниках усопшего то же.

Профессор биографические данные, повествующие о жизни и деятельности похороненных, считает «массой не нужных сведений». А читателей, как раз эти сведения из прошлой жизни России очень интересуют. И теперь у меня складывается впечатление, что профессор всё ещё ни как не может оторваться от зазубренной им советской схемы публикации статей и книг и переживает, что в Справочнике нет ссылки на классиков марксизма-ленинизма.

Дальше «...не было необходимости помещать в предисловии Историческую справку с общеизвестными сведениями по поводу Табели о рангах» Обратите внимание: «не было необходимости» «Общеизвестные сведения» где это? В каком источнике? Профессор считает, что «не было необходимости» Напротив автор считает, была такая необходимость. И литераторы из моего окружения, и первые читатели рукописи советовали.

Предположим, что профессор в Табели о рангах царской России очень осведомлён. А многие читатели не очень, потому что по Ленинскому декрету не только ранги и классы были уничтожены одним ленинским росчерком пера, но и всех носителей этих рангов, и званий начиная от советника до коллежского регистратора, все дворянские сословия были уничтожены физически! И не у кого теперь спросить, что это за люди проживали в той России? Действительные и тайные советники, коллежские регистраторы... Кто они? Старшее поколение если и знало, то старалось держать язык за зубами. Новому поколению найти эти сведения негде.

В Советской России во всех городах и весях уничтожались памятники славным россиянам, разрушались кладбища, церкви, монастыри, изгонялись из страны славные русские люди. Убивали и зверски казнили священнослужителей, расстреливали, загоняли в лагеря и тюрьма писателей, поэтов, художников, артистов, композиторов, всех не перечислить. Был уничтожен весь культурный слой общества. Уничтожили генофонд нации и только теперь хватились, и наступило запоздалое прозрение: Но воронежскому профессору эта историческая справка, экскурс в прошлое России, в русскую историю не нравится. Профессору истории не нравится история! Ну, что ж, бывает и такое.

 «Автор скрупулёзно высчитывает, сколько же коллежских либо надворных советников похоронено в Висбадене» Да. Высчитал и опубликовал. Исполнил желание читателей. И более того дал отдельным списком, для читателей новой России. Смотрите, читайте! Есть, на чужбине Русское православное кладбище в Висбадене, где сохранились не только могилы и надгробные памятники, славным россиянам, но и Церковь святой Елизаветы! В России-то повсеместно всё разрушили. Почему бы эту историческую разницу не отметить профессору, а он растрачивает свой пыл но непростительно, пропуская такие исторические погребения, что диву даёшься! Да читал ли профессор справочник или только скрупулёзно выискивал недостатки и технические опечатки!?

«Надлежало чётко обозначить источники составления некрополя». Сколько подобных Справочников и Путеводителей перелистал я за эти годы не пересчитать, но ни в одном не встретил указаний на источники, тем более в серии так называемых «Прогулок по кладбищу» И разве не достаточно для этого надгробий и Кладбищенского регистра? Но автор использовал ещё и дополнительные сведения и решил поделиться сведениями об этих источниках. Опубликованы они в конце Справочника на страницах 209 и 210. Сорок три наименования! Не заметил что ли профессор? Или не дочитал Справочник до конца. Спешил. Не даром говорится: Поспешишь - людей насмешишь!

У меня складывается впечатление, что профессору не хватает излюбленных советских источников, в которых всё было так ясно и просто сказано об истории с точки зрения марксизма-ленинизма и Краткого курса ВКПб. Но автор из Висбадена обходится без привычных для профессора укоренившихся догм. И профессор простить это висбаденскому автору ни как не может.

Он в сердцах восклицает: «Что пред нами итог натурного обследования или итог изучения кладбищенского регистра?» Вот наконец-то объяснились! Ну да, конечно же, итог натурного обследования и изучения кладбищенского регистра. А как же иначе? Без этого ни как нельзя! Это уважаемому профессору, сидя за тридевять земель на земле воронежской, можно не видя кладбища в Висбадене и не ведая о существовании живых потомков так просто сплеча делать свои исторические замечания. А мне ну ни как иначе было нельзя! Только натурное обследование, и изучение Кладбищенского регистра, плюс фотографирование, изучение архивов, плюс встречи с родственниками, переписка и так далее.

Профессору не понятно: « Где заканчивается текст надписей и начинается авторский комментарий?» Профессор, повидимому, имеет в виду надписи на надгробиях. Отвечаю: текст надписи начинается на каменных и деревянных надгробиях, копируется и приводится в тексте, причём разными шрифтами, комментарий выделяется курсивом. Это заметно не предвзятому взгляду.

 «Перейдём к описанию захоронений» приглашает нас профессор. Перейдём. Отчего же не перейти. Тем более, что у висбаденского автора, оказывается, есть ещё и «прямые ошибки» Что было до этого, мы их уже терпеливо разобрали и теперь вместе с внимательными читателями попробуем разобраться и объяснить профессору, неясные для него места.

«Текст даётся на русском и немецком языке» замечает профессор. Великолепно! Поправим профессора. Не только на русском и немецком. Тексты на надгорбных памятниках и в Справочнике даны кроме русского и немецкого языка, на старославянском, польском, украинском, французском и английском языке!!! Как значится, и вырублено на каменных плитах и зарегистрировано в оригинале Кладбищенского регистра.

«Абхази Александр Георгиевич, князь. В немецком языке нет отчества» Да, нет отчества. Справедливое замечание. А почему нет? А потому что «...здесь нет отечества и отчеств то же нет!» Так сказал когда-то известный российский поэт! Нет за границей отчеств! Но многие пришельцы с Запада, руссофицировали свои имена в России, и тогда в русском тексте появлялись отчества при отсутствии их в немецком. Вот такая общеизвестная особенность Запада и Востока!

В связи с большим объёмом ответ помещен не полностью.

Полный текст можно скачать здесь

0 руб.